Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Скрытые мотивы.


Эпизод: Скрытые мотивы.

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Название:Скрытые мотивы.
Участники (в порядке отписи):Заэльапорро Гранц, Гриммджоу Джаггерджак, Риньери Мурата.
Время действия: Вечная ночь
Место действия: Покои Секста Эспада
Условия:
Квента (пролог истории):Пока Гриммджоу срывает досаду на собственной фракции, Заэльапорро, в условиях нового руководства решил проверить, во первых, наличие у свеженазначенной Императрицы слабых мест, а во-вторых, если они есть - нельзя ли их как-то использовать? Зная, что Гриммджоу обладает новостями из Каракуры, ученый стремится поговорить с ним.
Предыдущий эпизод:Гриммджоу Джаггерджак, Риньери Мурата - Эпизод: Разбор Полетов, Заэльаппоро Гранц -

Отредактировано Ishida Ryuuken (04.03.2017 15:16)

0

2

Лаборатория - запретное место для любого арранкара, который не хочет оказаться на рабочем столе в качестве подопытного создания. Именно потому многие обходили это место дальней дорогой. Тишина. Она всегда существовала в этом месте, потому что иначе невозможно было сосредоточиться. а сейчас Гранц смотрел на свои пробирки через пальцы, пытаясь унять дрожь в пальцах: он становился кем-то другим, не тем, что был раньше. Теперь та самая пробирка с розовой этикеткой стояла не в левом верхнем штативе, она валялась где-то в стороне. А вот та голубая, что была похожа на чистое небо - осколки ее разлетелись по большей части лаборатории.
Интересно, испугался ли он? Собирая тонкими пальцами стекло беспомощных и безобидных сосудов, попавшихся под руку. Собирая и прорезая тонкую ткань белых перчаток. Совсем недавно покой лаборатории посмел нарушить один из самых раздражающих Октаву арранкаров - собственный брат, которого кое-кто звал близнецом.
Абсурд. Хотелось по-дружески сжать глотки тем, кто так говорил. Сжать и не отпускать до тех пор, пока их лица не станут приятного синего оттенка, который обычно имели земные озера или моря. Не все, конечно, только самые чистые и красивые. Зачем вообще он думает о мире живых, когда в его собственном мирке теперь творится такой хаос? Тонкие пальцы ученого собирают остатки стекла, бережно поднимая их в ладонях, словно свое собственное не рожденное дитя. Ему не хочется смотреть на последствия своей минутной слабости, но они бросаются в глаза.
и все эти изменения были вызваны лишь визитом Ильфорте, который, в свойственной только ему наглой манере сказал, что вскоре ученому стоит ждать не просто делегацию из двух арранкаров, но делегацию, члена которой придется буквально штопать. Интересно, кто из десятки решился на подобный ход? Но больше интересен тот факт, как на это будет реагировать самопровозглашенная императрица всея Лас-Ночес? и если ее реакция будет отрицательной, то на руках у Гранца будут все козыри. Ведь кто мог послать вперед себя Ильфорте? Только его драгоценный и лишенный логики вкупе с рассудком король.
- Никогда бы не подумал, что всякая шваль будет таскаться в мою лабораторию так, словно я тут полевой госпиталь открыл, - не хотелось, но пришлось стоять в дверях, чтобы ни колобки друг друга не передавили в глупом, бараньем интересе к гостям, ни эти "гости" сами друг друга не порвали.
Гранц ожидал и терпение его постепенно кончалось. И случилось так, что терпение кончилось гораздо раньше, чем пришли гости, но это было довольно большим плюсом: ученый не хотел, чтобы хоть кто-то совался в его лабораторию. Именно потому он направился в чужие покои. Белые стены коридоров давили на сознание, заставляли машинально стискивать пальцы в кулаки за своей спиной, да кусать нижнюю губу. А еще кто-то спрашивал, почему розововолосый решительно отказывался без особой причины покидать собственную обитель. Гранц даже соблюл определенный ритуал, постучавшись в дверь чужих покоев, а потом спокойно открыл дверь и ухмыльнулся негромко, заходя внутрь.
- Мне кажется, что куски мяса не должны быть во фракции Эспады.

Отредактировано Szayelaporro Granz (03.02.2017 11:58)

+2

3

Гриммджо не сильно размахнулся, и швырнул Мурату под ноги Заэлю. На губах его застыла улыбка самодовольства, которая перемежалась легкой брезгливостью. Гриммджо всегда относился к Октаве несколько настороженно, не скрывая напряжения, в состояние которого его вводил Гранц своим присутствием. Стоило только посмотреть, во что превращал тот своих подопытных, что бы твердо уяснить необходимость не поворачиваться к нему спиной. Это Гриммджо знал абсолютно точно.
- Вот и сделай из этого куска мяса обратно арранкара. Только подлатай, сильно не старайся. Я хочу, что бы Халлибел видела, что я уже наказал этого еб***я за его промах. - Гриммджо отошел немного, до ближайшей объемной подушки, и сел на нее, выжидательно уставился на местного ученого. В его голове невольно произошло, уже в очередной раз, конечно, сравнение между братьями. Ильфордт выигрывал раз за разом, по всем параметрам, важным Сексте, но, Гриммджо должен был признать, что куда больше пользы от обоих было бы, если бы они были... в тандеме. Гриммджо тряхнул головой, отбрасывая все не нужные ему мысли, наблюдая за тем, как меняются выражения брезгливости на лице Гранца. Вот он осматривает едва дышащее тело Мураты - пока что - только взглядом, обращает внимание на каждую рану, на каждый черный синяк, на покалеченную ногу, на обрубок руки. Гриммджо, следя взглядом за Заэлем, невольно снова испытал то же возбуждение и восторг, что и тогда, когда избивал Риньёри. Жаль, сейчас этот боевой азарт был неуместен. Ему требовалось сохранять спокойствие, холодность разума, а это Гриммджо очень не любил.

+3

4

Отвратительно это - быть на краю. Нет сил даже пальцем на ещё целой ноге пошевелить. Так уж получается, что приходится выбирать между остановкой кровотечения, за счет полной неподвижности, или способностью шевелиться, за счет обильной кровопотери. В данной ситуации выбор был очевиден, так как открытых ран было более, чем достаточно, чтобы за пару минут склеить ласты от кровотечения. При таких раскладах ты и впрямь ни что иное, как "кусок мяса"... Отвратительно. И вновь его швырнули куда то, правда, на этот раз, послабее, видимо пас был тому, кто только что подал голос. Кто это, чёрт возьми, такой? Одно дело - когда "куском мяса" называет Секста, для него всё, что было ниже Эспады, за исключением, пожалуй, его фракции, и было ни чем иным, как "мясом". Но совсем другое, услышать такое от кого-то другого, от кого то чужого.
Эх, жалось-то какая... После появления Айзена, с этим его Хогиоку, всё кругом стало таким... До черта упорядоченным. Теперь сильней был тот, у кого номер был выше (не считая Приварон Эспаду, эти, хоть и числились ниже сотых, но всё же были не в пример сильней других низших арранкаров). А раньше... Раньше всё было проще - в выигрыше неизменно были - либо самый сильный, либо коварный, либо сумасшедший... Рин тогда был чем-то средним, между вторым и третьим, особенно, когда от голода "срывало крышу". Тогда часто приходилось изображать мертвого - падаешь на землю и ждешь, пока кто-нибудь не подойдет. Любителя легкой наживы, зачастую ждал сюрприз - "бессознательное" тело, вдруг ни с того, ни с сего подскакивало и что есть сил било в глаза. Обычно этот спектакль кончался быстро, лапы впиваются в тело, а клюв усердно бьёт в глазницу, в конечном итоге, пробивая череп. Такая "ловушка" работала практически безотказно. А теперь?
Теперь и в правду, как кусок мяса. Впрочем мнение кого бы то ни было, кроме своего непосредственного начальства (Гриммджоу) и начальства высшего (Айзен и его ВРИо), Рину было безразлично. Хотя, это вовсе не означало, что комментарий чужака был пропущен мимо ушей и тот час же забыт. Нет, память у ворона была отменной, а подлости вполне хватит на удар исподтишка. Конечно не сейчас - не то место и время, но когда-нибудь, такой момент наступит, рано или поздно. А сейчас? Сейчас надо было играть свою роль и не совершать резких, необдуманных и бессмысленных телодвижений, тем более, что только удалось остановить кровь, а любое неосторожное движение может вновь открыть и без того серьёзные раны.

Отредактировано Rinieri Murata (08.02.2017 00:00)

+1

5

От полумертвой туши, которая прилетела к ногам, Гранц недовольно поморщился, носком ботинка проверяя арранкара, чтобы тот хоть немного подал признаки жизни, а потом уже обошел своего "пациента". Сейчас его больше интересовало не то, каким именно образом были получены все эти раны, - тут, скорее всего, постарался сам Секста, - его больше интересовали настроения среди Эспады и мысли о том, что теперь делать. Именно потому он неторопливо устроился в комнате, раскрывая ящичек с инструментами. Как и положено порядочному ученому, у него такой имелся и сейчас нужно было пустить его в ход.
- И в чем именно провинился этот кусок...мяса? - Гранцу было неприятно смотреть на чужую фракцию в подобном состоянии, еще более неприятно - тратить на нее собственные силы. Вот именно потому, слегка поигрывая скальпелем между пальцев, ученый не торопился оказывать услугу Гриммджоу и его фракции. Сначала надо было выспросить все, что он только мог.
- Тебе придется оправдываться перед Трес? Вот это должно быть зрелище! - Октава растянул уголки губ в лукавой ухмылке и потом посмотрел на синеволосого: он и сам был хорош, вон сколько раз ловил гнев Айзена на свою голову, а еще был жив! Игры со скальпелем продолжались, потому что ученый не торопился приступать.
Взгляд Заэля медленно скользил по чужим ранам, выхватывая самые значительные из них: коленная чашечка на травмированной ноге отсутствовала и это придется залечивать чертовски долго, по сравнению с другими ранами, конечно же. Рука...хм, точнее, все то, что от нее осталось, может восстановиться быстрее. А о многочисленных синяках и просто порезах и говорить было нечего.
- Ты ведь не думаешь, что я буду лечить его только потому, что ты меня попросил? Просить и заставлять ты можешь только моего бестолкового братца, который у тебя на побегушках, со мной так не получится. Я подлатаю твою фракцию, но только в обмен на информацию о том, что произошло. И, чем более полной будет информация, тем быстрее я приступлю. А чем дольше мы стоим тут и болтаем, тем дольше я буду восстанавливать это туловище.

+1

6

Спокойствие и твердость разума… "Да к драным меносам, этого даже кварцевый пень не выдержит! Октава бесит.  Еще больше бесит то, что он, прекрасно зная, что раздражает Гриммджоу, делает это специально. "
Секста, склонив голову набок, глянул на Заэля, остро прищурив глаза и выразительно пару раз сжав-разжав  кулаки – будто втянул-выпустил когти. 
Впрочем, гребаный Заэль плевать хотел на эту пантомиму.  "Вон он, выделывается – как же, есть перед кем:  позвякивает  скальпелями или как их там еще, эти его ковырялочки… "
- Тебя  это не касается никоим образом, правда? – вкрадчиво прошептал Гриммджоу, склонившись к самому уху Октавы. "Или ты хочешь оказаться на его месте?"  - впрочем, последнюю фразу Джаггерджак не стал  произносить  вслух. Злость-злостью, а устраивать  очередное побоище не входило в его планы. 
Оправдываться? Я? Перед  Трэс?! Ты охренел вконец, что ли? – Гримджо  насмешливо вздернул подбородок, скривив губы в презрительной гримасе:
- Я не собираюсь ни перед кем оправдываться. Не моя вина, что эта парнокопытная рванула на подвиги, и уж тем более не я повинен в том, что это недоразумение, – он брезгливо ткнул носком сапога слабо шевелящееся тело злосчастного фрасьона. – Оказалось не способным исполнить простейший приказ.   Понабрали придурков в арранкары…
Джагерджак зло сплюнул.
- Информацию тебе? А спинку Пантерой не почесать? - впрочем, всерьез ссориться с  младшим Гранцем Гриммджоу  не хотел –  "и нет, не потому что сейчас ему необходимы были умения Октавы , чтоб его Лунуганга сожрал,  недоноска этого!"  - просто – не за чем им с Заэлем ссориться, вроде бы…  Поэтому, спустив пар и кое как вновь совладав с собой, он  нехотя спросил:
- Какую тебе информацию? И не  думай, – он вновь ткнул многострадального фрасьона кончиком сапога. – Это не от моей большой любви к этой дохлятине.
[NIC]Grimmjow Jaegerjaquez[/NIC]
[STA]Секста Эспада[/STA]
[AVA]http://my.forum4.ru/img/avatars/0002/8c/0c/532-1478244791.jpg[/AVA]

Отредактировано GM (15.04.2017 10:44)

+1

7

Когда лежишь в кромешной тьме, и всё, что связывает тебя и реальность, это звуки, мозг порой рисует причудливые образы, ассоциируя их со звуками "снаружи". Ну, образ Гриммджоу, рисуется четко, как наяву, Гриммджоу, он и в Африке Гриммджоу. А вот тот, с кем Гриммджоу разговаривал - это уже посложнее. Судя по интонациям, это было что то вроде гибрида павлина и лисицы... От павлина, пожалуй будет артистизм, которым незнакомец обладал в избытке, а от лисицы - лукавство. Собеседник явно замыслил что то недоброе и более того, в данный момент, он, кажется, чувствовал себя хозяином положения... Иначе с чего бы это ему так очевидно подкалывать Сексту? Тем более, что всякий, кто хоть немного дружил с головой этого себе не позволял. Вскоре эти мысли из навязчивых, стали чуть-более обоснованными - незнакомец за каким-то чертом стал требовать информацию. И не абы какую, а скорее всего, самую свежую - например информацию по происшествию в Каракуре. Интересно, а он-то откуда знает, что в Каракуре вообще что то произошло? Неужели "разговор по душам" между Гриммджоу и Риньери кто то подслушал? Ильфорт? Нет. Во-первых, он там с самого начала был, а во-вторых, ему в принципе было всё равно. По крайней мере, он себя так вёл. А даже если и нет - Ильфорт прекрасно знал, насколько ценной была та информация и какие преимущества они давали Сексте, он бы не стал её разбазаривать направо и на лево. Значит, вероятно, был кто-то ещё... Но кто? Хотя, а какая разница? Незнакомец упомянул, что Сексте предстоит "Оправдываться перед Трес", а не означает ли это то, что Трес уже была в курсе событий? Может разговор подслушал кто то из её окружения? Черт его знает. Да и не важно это, по крайней мере сейчас. Сейчас надо было как-то показать что ты жив, что ли? Надо бы, да вот незадача, тело наотрез отказывается шевелиться. Полный паралич, и пальцем не пошевелить... Рин попытался открыть глаза, но ничего не выходило, даже тут ничего не выходит... Осознание того, что эти штуки от потери крови, доходит не сразу, а когда доходит, мозг начинает бить тревогу - ещё немного и тело окончательно откажется работать, а значит, потеряется нужная концентрация, благодаря которой, ранее, удалось, таки, остановить кровотечение. А это, в свою очередь, означает возобновление кровотечения, причем довольно сильного, которое, в конечном итоге окажется фатальным... Положение так же слегка усложняли последствия того "задушевного" разговора - организм получил несколько новых внешних и внутренних повреждений, на любой вкус, цвет и степень вреда... Короче говоря, дело обстояло не ахти...
Это даже как то смешно получается... Вот только нет ни сил, ни желания хотя бы лицо в улыбке искривить. Вообще ничего, просто чернота... И холод...

Отредактировано Rinieri Murata (08.03.2017 04:58)

+2

8

Представление. Далеко уже не в первый раз Гранц видел эти "угрожающие" жесты от Сексты, который так самонадеянно и самодовольно считал себя Королем. Впрочем, ничего нового. Он всегда вел себя так, словно все остальные должны были перед ним преклонить колени и воздать королевские почести. Интересно, что такого нашел в этом кошаке его старший брат? Конечно, когда у тебя недостаточно сил или хитрости, да тех же самых мозгов, чтобы стать частью Эспады, ты постараешься стать хотя бы приближенным к этой самой части. Но почему бы не работать вместе с братом? Ах да, Гранц-младший и позабыл о том, что терпеть не мог "разумных" помощников.

Неторопливо опускаясь на пол, который был толком заляпан чужой кровью, Заэль провел пальцами по израненному телу и потом уже негромко свистнул, призывая собственного колобка, который бежал за ним следом. После этого несколько капель крови чужого франсьона отправились в рот его собственному, чтобы тот начал перестраивать структуру собственного тела. Для каждого случая у Гранца был свой "колобок". Забавно, не так ли? А еще чертовски предусмотрительно.

- Думаю, что Трес не одобрит таких слов. Мы. конечно, не в лучших отношениях, но хранить единственного ученого Эспады - задача предусмотрительного "вождя", - усмехнувшись негромко, Гранц поднял взгляд на Сексту и потом снова вернулся к лицезрению тушки, которая пыталась хоть что-то сделать. Кажется, он не был без сознания. Удивительная тяга жить. Почему она так сильна в подобных идиотах? Надо будет потом выловить подобного и поставить на нем несколько опытов, чтобы прояснить это. в руках Гранца появился шприц с светло-розовой жидкостью, которую он вколол в чужую руку. Мышечный релаксант, чтобы несчастный не сдох раньше времени, да коагулянт, чтобы загустить кровь.

- Парнокопытная? Ты случаем говоришь не о фракции нашей прекрасной Трес? - Гранц не любил задавать прямых вопросов, потому что окольными путями можно было выснить гораздо больше, ровно как и сейчас - Гриммджоу уже начал рассказывать все сам. - Кажется, что большая часть этих ранений явно не дело рук той оленихи. Ха, им бы с братцем стоило сойтись - по силам и уровню мозгов они точно на одном уровне.

Поигрывая пустым шприцом, Гранц внимательно рассматривал тело, которое так и лежало на месте. Еще немного и можно будет запихнуть тому в глотку куски колобка, чтобы тот восстановился. Да и уйти. Разборки - не его дело.

- Если бы тебе не было дело до этой туши, ты бы никогда не потребовал его вылечить. Не хочешь ли ты отдать его тушку Трес, чтобы оправдаться? Мол, я принес того, кто стал причиной конфликта. Что за конфликт, к слову? Кажется, у нашего начальства проблемы с фракцией?

+3

9

- Что? – Гриммджоу фыркнул – точь-в-точь рассерженный кот. – Хранить? Заэль,  радость моя… - Джагерджак оскалился в «улыбке», обнажив клыки. – Ты же не хочешь, чтобы она хранила тебя в коробочке? Или даже в нескольких? – Гриммджоу шутка показалась очень смешной, и его хохот заполнил комнату.
Мурата по-прежнему лежал  тряпичной куклой, никак не реагируя ни на смех своего  Эспады, ни на  манипуляции Заэльапорро.  Издевается он, что ли? Ха, еще бы понять, кто из них… Впрочем , Гриммджоу не сомневался, что Заэль выполнит все, о чем его просили. В случае с младшим Гранцем , пожалуй, следовало  опасаться  другого – как бы после лечения незадачливый фрасьон не оказался чуть изменен. Ага, под нужды, мать его, Окатвы Эспады. Впрочем, об этом потом. А сейчас…
Заэль сыпал вопросами. Такое ощущение, что он весь, падла, состоит из вопросов, причем один друго щекотливее. Пока Гриммджоу может выбирать самые удобные.
- Конечно, не оленихи… - он уничижительно фыркнул. Потянулся, продемонстрировав Гранцу собственную руку с наполовину согнутыми пальцами-когтями.  – Во, видал? Говорю ж, тупой он… - он кивнул на Мурату. Показалось? Или дыхание незадачливого фрасьона стало чуть прерывистее? Не сдохнет же он от такой ерунды, да?  - Элементарный же был приказ…  Гриммджоу замолчал. Не озвучивать же, в самом деле, что приказ звучал весьма двусмысленно. И что Мурата лишь последовал той его части, которую пожелал понять.
Гриммджоу, откинув голову, предавался размышлениям, и безотчетно сжимая-разжимая кулаки, наблюдал за  действиями Заэля - интересно, какая часть этих действий действительно необходима?  Да и черт с ним, пускай играет – вон морда какая одухотворенная, не иначе, добрался до халявной возможности оттестировать какую-нибудь очередную дрянь… Гриммджоу передернул плечами.
- На кой дьявол Трэс эта дохлятина?  Ей и без того есть,  на кого валить собственные неприятности…  - стоит ли раскрывать карты перед Заэлем? Гриммджоу не знал. По лицу ученого невозможно было понять, на чьей стороне его симпатии. 
- Никаких конфликтов, друг мой. Просто кое-кто не в состоянии совладать с собственных шилом в заднице, а кое-кто – не может удержать в руках собственную фракцию.  И возникают вопросы, сам понимаешь… Они всегда возникают, с@ка, любят они это дело… А ты – Гримджоу вперил в Заэля пронизывающий взгляд. – Ты любишь вопросы?
[NIC]Grimmjow Jaegerjaquez[/NIC]
[STA]Секста Эспада[/STA]
[AVA]http://my.forum4.ru/img/avatars/0002/8c/0c/532-1478244791.jpg[/AVA]

Отредактировано GM (15.04.2017 10:41)

+4

10

Рин уже почти смирился со своим положением, даже начал подумывать о том, а стоит ли ему вообще пытаться выжить? Серьёзно, вот, если быть совсем уж честным, что его ждёт потом? Незадолго до этого момента, ещё когда Гриммджоу "отчитывал" его, то он упомянул, что Рин ещё должен отчитаться перед Трес. Хотя, судя по тому, что говорил Гриммджоу сейчас, необходимость в этом, судя по всему отпала. Хотя нет, вряд ли. Если Гриммджоу что то сказал, то навряд ли это шутка или пустое сотрясание воздуха...
А между тем, в разговоре наконец то всплыло имя собеседника Сексты, им оказался некто "Заэль"... Ну, хотя бы что то стало понятно в чьих руках сейчас находится жизнь Рина - в руках Октавы Эспады. Хотя это все-равно ничего не значит, это так, для самоуспокоения. Хотя Рин всё равно не намеревался расслабится, ему стало чутка поспокойнее, причем сразу по нескольким причинам, первая - он наконец то узнал кто сейчас будет его лечить, и вторая - это укол после которого всё тело онемело. Что ему сейчас вкололи, Рин не знал (ещё бы, откуда?), но, раз он все ещё жив, значит это не яд.
А тем временем, "снаружи", дебаты продолжались. Каждый вопрос Октавы был ненавязчивым, но чертовски метким. Ну точно, артистичен как павлин и хитёр как лис. Впрочем, это вполне логично - напрямую, в лоб, задавать Гриммджоу вопросы, на которые тот не собирается отвечать - самоубийство (хотя, чего уж там, всё, что может как либо задеть Гриммджоу можно считать самоубийством, а таких вещей было полным-полно). Впрочем, от Рина сейчас всё равно ничего не зависит, так что, лучше не напрягаться и не мешать Эспаде. В конце-концов, когда он придёт в себя, скорее всего, ему будут даны новые приказы, которые он выполнит, так или иначе.

+2

11

Если кровь густеет на нужном уровне, то арранкар может быть, выживет, конечно, если не будет слишком сильно дергаться. Если будет, то его выживание ставится под один большой знак вопроса, в котором довольно много различных нюансов. Но ученому совершенно некогда заниматься чем-то подобным наблюдению за уровнем крови в чужом организме или скоростью ее вытекания из несчастного травмированного франсьона. Гранц не испытывает никакой жалости к этой тушке. И именно потому в этот же момент буквально запихивает ему в глотку кусок того, что когда-то было его фракцией. Несколько минут на модернизацию и приспособление под потребности одного конкретного существа. И все. Теперь он точно поправится. После трех то кусков фракции Октавы, как тут не поправиться?!

- Оу, это не тот вид хранения, а я - не подопытный, чтобы меня разбирать на части. Так что под хранением я подразумевал лишь тот факт, что буду под защитой Трес, - на самом деле, как бы он не относился к арранкарше, - смешное слово, не так ли? -, ученый был уверен на все сто процентов, что та - отличается умом и сообразительностью, так что его позиция будет так же устойчива, как и во времена правления Айзена. А если он сможет провести несколько махинаций за спиной Трес и все равно обладать ее благосклонностью, то такой вариант будет ему больше по душе.

- Неприятности? Я был бы удивлен, если бы...некоторые члены Десятки так спокойно смирились с фактом того, что нами теперь будет управлять Трес. Хотя, на их месте, я бы пораскинул мозгами и понял, что она - не самый худший вариант. Ведь Старк просто не поднимет свой зад, чтобы навести порядок, а правление кого-то еще скинет нас по эволюционной лестнице на самую последнюю ступень, - Заэль был расчетливым и сейчас скептически смотрел на Гриммджо, потому что, с одной стороны его информация могла быть и полезной, и чертовски интересной, но с другой стороны - что, если он сам лишь прощупывает почву? Нет, в такое розововолосому точно не верилось, ибо он считал уровень интеллекта шестого номера довольно низким. Не настолько, как у Ннойторы или Ямми, чуть выше, но не так, чтобы очень высоко.

- Не может удержать свою фракцию? - Если Трес не может справиться со своими девицами и те лезут на рожон, то это сильно подорвет ее авторитет. Этот факт можно было использовать, вот только...

- Ты ведь тоже довольно слаб в этом плане, Гриммджо. Иначе бы твой франсьон сейчас вот так не истекал кровью. Понимаю, что большая часть его ран - твоих рук дело, но сам факт... Вопросы? я их просто обожаю, особенно, если в итоге находятся ответы на все мои вопросы. Это было бы довольно приятно.

Отредактировано Szayelaporro Granz (10.04.2017 16:11)

+2

12

Октава Эспада, Заэльапорро Гранц. Тщательно демонстрирующий свою исключительность – исключительный ум, исключительную невозмутимость, исключительный… страх. Гриммджоу облизнулся – страх  Октавы был приятен. Впрочем, его умение сохранять контроль над собой, его невозмутимость – пусть и показная – тоже была приятна. Она свидетельствовала о силе. Силу Гриммджоу уважал. Пожалуй, это было единственное, что уважал Гриммджоу.  И  - это ведь так естественно – любую силу он всегда проверял на прочность: достойна ли она уважения? Или только притворяется силой?
Заэльапорро, в свой черед, недальновидно проверял на прочность его, Джаггерджака, терпение. Под защитой он будет… Гриммджоу поморщился… Тряпка. Или – притворство? Гребаный Октава, с ним никогда ни в чем нельзя быть уверенным…
- Управлять? Трэс? – Секста приподнял верхнюю губу, обнажая клыки. – Я ж тебе говорю – она не способна управлять даже собственной фракцией. – Грммджоу, склонив голову набок, хищно глянул на Заэля.  - Некоторые из Десятки? – он расхохотался. –  Осторожничаешь? Не хочешь называть имен, надеясь в любом случае оказаться на той стороне, которая окажется в выигрышной ситуации? Пра-авильно осторожничаешь… - в голосе Сексты появились странные урчащие нотки. Не сводя глаз с Октавы, Джаггерджак сделал несколько пружинистых шагов вокруг все так же лежащего на полу фрасьона. Криво усмехнулся:
То, что у кое-у-кого нет мозгов – не значит, что я не способен удержать его в руках. Впрочем, – кошачим чутьем Джагерджак отметил что-то – то ли неуловимое изменение в ритме дыхания, то ли просто легкую рябь в потоках силы.  – Мозгов-то у тебя немного больше, чем я предполагал, да, птчика?Лежим и молча слушаем? – Он наклонился над лежащим Муратой. – Хватит изображать из себя труп – я могу действительно в это поверить. Давно очнулся? Впрочем, неважно…
Он снова обратился к Заэлю.
- Во, видал? Даже эта требуха и то себе на уме. И если я хоть что-нибудь понимаю, то весь Лас Ночес припал на брюхо, как голодный волчара, выискивая слабое место. Как думаешь, Заэль, есть у нашей Императри-ицы, – он произнес это слово с изумительной выразительностью:  даже Владыка Айзен не сумел бы сказать, чего в нем больше – почтительности или насмешки. – Слабые места? И кто и  с какой целью сумеет ими воспользоваться?
Или – у кого хватит на это ума?

Гриммджоу не умел говорить обиняками. Но в данный момент он казался самому себе, во первых, очень предусмотрительным, во вторых – очень убедительным.
Ха, а на случай несогласия с ним у него всегда есть Дэзгарон.  Даже если потом он об этом пожалеет.
[NIC]Grimmjow Jaegerjaquez[/NIC]
[STA]Секста Эспада[/STA]
[AVA]http://my.forum4.ru/img/avatars/0002/8c/0c/532-1478244791.jpg[/AVA]

Отредактировано GM (15.04.2017 10:42)

+3

13

Казалось, этой вялой дискуссии не будет конца, один задаёт уклончивые вопросы, а второй даёт не менее уклончивые ответы. Понятное дело, что вечно так продолжатся не могло, рано или поздно, но кто-нибудь да перейдёт от прелюдий к делу. И, судя по всему, эта честь выпала Октаве.
Оставим тот факт, что сейчас он что то впихнул тебе в глотку. Вкус специфический, но хотя бы свежатина, а такого давно уже не было. Конечно, от такой неожиданности Рин закашлялся (Вот и долгожданная подача признаков жизни), но тем не менее, все три куска черт-его-пойми-чего отправились экспрессом по назначению (И не такое проглатывали). Через пару минут резко начал зудеть обрубок кисти, как если бы, рука начала потихоньку отрастать заново. Рин слышал этот звук, громче, наверное, чем кто-либо ещё. Этот звук возвещал о наращивании костных тканей, хрящей, связок, мышц, сосудов, короче говоря, кисти... А вместе с этим звуком возвращалось и сознание. А ещё и этот знакомый голос. Всевышний таки сподобился проверить, а не откинулся ли его непутёвый фрасьон? Не-ет, начальник, куда там. У него не было такого права. Да и сам Рин, чего уж таить, не торопился окончательно умереть. Впрочем, как то отвечать Гриммджоу не было необходимости, теперь  он был в курсе того, что его фрасьон был в сознании. Сейчас в беседе двух Эспад наступал ключевой момент, прерывать который, во-первых - невежливо, а во-вторых - крайне глупо и крайне опрометчиво, ведь ты только-только стал восстанавливаться... Лучше дождаться конца беседы, ведь всё равно, сказать Заэлю нечего, кроме, равзе что "Спасибо", хотя есть ли ему до этого дело? А Гриммджоу уже и так был в курсе событий... Разве что... Рин вроде бы не упоминал, что столкнулся с квинси... Эту информацию следует поберечь...

+3

14

Просто звери. Никто из Десятки никогда не отличался особой жертвенностью, не был готов пойти на все, чтобы спасти товарища, да и самого понятия товарищи в их компании просто не существовало. Окей, где-то там на отшибе были эти двое - Первый номер, но и тут нельзя было говорить точно. Они ведь просто две части одного целого. Именно потому вся их десятка напоминала клубок змей, в котором каждый искал для себя личную выгоду: где бы и как прикрыть тылы, подставить чужую задницу вместо своей, переложить вину на кого-то другого. И это не было плохо, это было их моделью поведения. Их гарантом выживания. Никакой морали, только простой расчет и все.
Гранц сейчас, в процессе лечения этого блудного франсьона, прощупывал пределы чужого терпения, Гриммджоу - явно делал тоже самое. Можно ли вступить с ним в сговор против новоявленной королевы или лучше придержать истинные мнения при себе? Сможет ли Секста хоть что-то противопоставить правящей верхушке или просто сидеть на месте и не рыпаться? В любом случае, это место потихоньку обуревал хаос.

- Думаю, что наша Королева будет отрицать твои слова. Мало кто признается, что собственная фракция вышла из-под контроля. Пожалуй, именно потому своей я не оставляю и намека на мозг, - он даже лучезарно улыбнулся, демонстрируя идеально белые зубы, но лишь на пару мгновений. - Никогда нельзя быть полностью уверенным в том, что твои слова не будут пущены против тебя самого же. Помнится, кое-кто уже страдал от подобного. Да и к тому же, на своей территории я могу объясняться так, как считаю нужным, - небольшой укол в чужую сторону. На мгновение Гранц подумал о том, что можно еще и добавить какое-нибудь очень завуалированное оскорбление, выпад в сторону не такого большого уровня интеллекта Гриммджоу, но решил, что сейчас - не лучшее время. В зале, под защитой более сильных - можно было, но не сейчас.

- Соображающая фракция - те еще отребья. Постоянно думать о том, чтобы на тебя не покушались собственные подчиненные? Ну уж нет, мне хватает колобков, - Заэль позволил себе отойти от регенерирующего тела арранкара, потому что его вмешательства больше ситуация не требовала: колобок сделает свое дело, восстановит это отребье, сейчас ученому нужно прощупать ситуацию.

- Более того, даже у Старка слабое место найдется, а ведь он - Примера. - Гранц все пытался понять, задумал ли Гриммджоу бунт или просто проверяет ученого на его преданность новой королеве. - Ума? Я удивлен, что ты решил задуматься об этой вещи,
хотя и силу поставил на первое место. На самом деле, если тщательно подготовить условия, то Трес можно легко вычеркнуть из игры.
Но ведь тогда есть вариант, что более высшие решат стать... Хотя, это может быть довольно интересно.
- Ученый отошел к рабочему столу, опираясь на него бедрами и повернулся к своему визитеру.

- Тебе нужна моя помощь в этом деле.

+4

15

От речей Октавы тянет блевать. Гордо вещает о безмозглых болванчиках, коих он сам по какой-то причине зовёт фрасьонами. Сколько можно выпячивать трусливый нрав, преподносимый под маской "рациональности", "осторожности"? Можно подумать, очкастый опасается, что про его никчёмность забудут - оттого и подбрасывает новые поводы для плевков в рожу.
Разумеется, Гранцу-младшему выгоден образ немощного насекомого, помноженный на репутацию учёного-а-не-бойца, зарытого в лабораторию по самый верх розовой макушки. Так и по черепу не всегда треснут - чтоб руки не марать, и в спину бить проще - явной угрозы не чувствуется. Прочитать намерения сложнее - просто потому, что никто не пойдёт на сближение со столь скользким типом. Но Шестой - хищник, его инстинкты - звериные.
И за всё время, что Гриммджо знает Заэля, исходящее от Восьмого чувство угрозы не ослабевает ни на секунду.
Только вот - незадача-то какая! - воплотить её Октава сможет лишь в одной ситуации: если кто-то с пылу, с жару доставит ему Джагерджака прямиком на операционный стол. Кто-то другой. Сам Заэль Форникарасом подавится в попытках одолеть Сексту.
В какой-то момент даже стало интересно: не хлебнул ли местный Эйнштейн свежесваренного эликсира храбрости? А то весьма долго давит на терпение, обивая разговор окольными вопросами и неуместным умничанием. Для того, кому Гриммджо в две секунды способен разворотить грудную клетку и ткнуть в морду вырванным сердцем, Заэль чересчур спокоен и уверен в себе. Едва ли Октава утешается тем, что после подобной экзекуции Джагерджак сам схватит наказание - возможно, смертельное. Слишком самовлюблён. Из тех, кого знает Гриммджо, близкий по уровню нарциссизм может показать лишь Айзен.
Появление в мыслях Владыки стирает с лица ухмылку. Вспыхивает ярость, как и при всяком упоминании высокомерного шинигами, но ярость холодная. Сунув руки в прорези хакама, Гриммджо с каменным лицом внимает ужасным опасениям, тревожащим ранимую душу Гранца.
- Эспада, который боится бунта фрасьонов, - фыркнул Секста. - Бойся, Заэль! Когда-нибудь забудешь вынуть мозг очередной игрушке, и она потом тебя придушит. А ты только и сможешь, что колотить её своими хилыми кулачками и пускать слюни.
Гриммджо окинул тяжёлым взглядом Мурату, всё также лежащего в сторонке аки мешок с г*вном, без единой попытки что-то сказать. Не-е-ет, такой подход для Шестого неприемлем. Фракция следует за ним, потому что боится, уважает, признаёт силу. Потому что они, в трезвом уме и при всех извилинах, пусть и немногочисленных, сами признали Гриммджо королём.
А то, что при арранкаризации Заэль, помимо большей части маски, расстался ещё и с яйцами - это его проблемы.
Восьмой заговорил о действительно важной теме. Об единственной важной в текущем разговоре. Но Гриммджо ни капли не меняется в лице, с холодным равнодушием рассматривая жующего Риньери. В таких беседах ведь нужно оставаться непроницаемым, не показывать, насколько всё оно действительно ценно, да? Но последняя фраза очкастого выбивает из взгляда всё безразличие. Удивление мигом сменяется пристальным недоверием, а к моменту, когда Джагерджак поворачивает лицо к Гранцу, глаза вовсю сверкают безумием.
Холодная ярость ломается, освобождая звериный оскал. И Секста смеётся, громко и самозабвенно. Фирменным своим смехом - нечеловеческим, сухим, с надрывными нотками. Отсмеявшись, по новой щерится, медленно шагая к Октаве.
Похоже, наряд кукловода так сильно липнет к коже Гранца, что тому попросту не остаётся ничего прочего, кроме как корчить из себя великого манипулятора всегда и везде. Скользить, рыскать вокруг очередной марионетки, дрожащими ручонками цепляя новые нитки. Только вот, попробуй он дёрнуть за нить, ведущую к Гриммджо, тут же заметит, что в ответ дёргают с достаточной силой, чтобы переломать жеманному умнику пальцы. Играться с тупым Ямми, направлять по своему разумению дикого Ннойтру, тыкать в пародию на мораль у Зоммари, махать перед черепушками Аарониро заветной морковкой, что утолит голодную алчность... Да! Несомненно! Сколько угодно!
Но пытаться нацепить поводок на Джагерджака?..
Гриммджо останавливается, хищно согнувшись и всё также довольно скалясь. С ещё одним коротким смешком Джагерджак наклоняет голову влево, пристально глядя на учёного.
- Хорошая шутка, Октава! - голос переполнен злым весельем, слово "октава" выделено насмешливым тоном. - Но ты п**дец как неправ! Это я нужен тебе! - правая рука покидает хакама, палец тычет Гранцу в грудь, при этом Гриммджо едва ли не упирается осколком маски в рожу Восьмому. - Ты можешь плести свои ср*ные интриги хоть до рассвета в Уэко, но смысла от них - что от Шиффера в шапито, если не найдётся того, кто будет выполнять твои великие и гениальные планы, пачкая руки вместо тебя! - на издевательских нотках про "гениальность" Гриммджо едва не засмеялся снова. - Будешь спорить? Цену себе набивать? - с хищным прищуром Секста отдаляется от лица Заэля, выпрямляясь во весь рост.
Несомненно, при всех насмешках, Октава и впрямь хорош в закулисных интригах и прочих делах, требующих ума и подлости. Но нельзя подтверждать ценность Заэля в разговоре с ним. Нельзя давать ни малейшего повода нацепить на себя те самые нити. Бегать вср*той собачонкой по поручениям Восьмого Джагерджак не намерен. Если и быть сотрудничеству - то настоящему, а не с Гранцем в роли кукловода.
Но, что самое главное, треклятый Октава и впрямь имеет какой-то зуб на Трес! Вот что великолепно! Вот что умножает злое веселье в десять раз! Аспект Смерти - "Разрушение". Так когда-то возвестил сам Владыка, да? Отлично! Самое время его проявить.
Как только позиция Третьей пошатнётся, Лас Ночес погрузится в хаос. И в нём Гриммджо будет чувствовать себя великолепно.

+4

16

Как же так?! Неужели это всё не слуховые галлюцинации?! Чёрт бы тебя побрал, лучше бы ты оставался без сознания! То, что ему только что довелось услышать, вряд ли можно было оценить как то иначе, нежели словом "Ужас". Конечно, никто из Эспад не говорил прямо, что они затевают и кому какие роли отведены, но тут даже и ёжик сообразит, что речь зашла о перевороте. Вряд ли скором, но точно о нём. Без шуток. Тут ни у Октавы, ни у Сексты, ни у кого в голосе не было и тени сарказма или шутки. Конечно, опять же, со стороны это звучало как то непринуждённо, как будто кто то устроил здесь музыкальный концерт. Речи Октавы походят на что то клавишное, на какую-нибудь рояль, звучащую сейчас спокойно, мелодично и интригующе. В контраст "Рояли" идёт тяжелое Гитарное соло, на электро-гитаре, в исполнении Сексты, музыка резкая, дикая, с бешеными проигровками. И эти две, совершенно разные музыкальные палитры, сейчас смотрелись чертовски красиво, даже завораживающе... И в то же время чертовски страшно...
Если оценивать силу - то Трес, сама по-себе сильнее Октавы и Сексты, вместе взятых. Никаких сомнений в её силовом преимуществе не было. Но в этом-то и было дело - речь шла не о силовом перевороте. Нет. Тут речь идёт о хитрых, коварных планах. О планах в которых Риньери ничерта не понимал и понимать не хотел... Но вот ведь какая штука - все эти козни и интриги подразумевали под собой определённый риск. В первую очередь, для жизни Гриммджоу. Потом уже и для всего Уэко Мундо в целом. Разумеется, если Секста решит участвовать в этом деле, его никому не уговорить остановиться. Не то что Рин, ни Шаолонг, ни Ильфордт... Никто его не остановит. Разве что только он сам не захочет... Он всегда делает что хочет. Что САМ захочет. Даже находясь под командованием Айзена, Гриммджоу оставался самим собой. Он понимал и признавал силу вышестоящего начальства, но в то же время, он оставался своенравным и свободным. Пожалуй вот почему он за ним следует... Да, пожалуй вот почему Рин идёт за Гриммджоу. Не из страха. Не совсем. Конечно же, Рину тоже было страшно. Особенно сейчас.
И всё таки стоило оставаться без сознания... Черт тебя возьми, Заэль... И почему это лечение дало столь скорый результат... Чёртов гений. Однако, чтобы подняться, нужно было дождаться восстановления коленной чашечки. Она, к счастью, в отличии от кисти руки восстанавливалась медленней. И чутка болезненней. Едва процесс пошел, Рин заметно дёрнулся, выпрямляя лечащуюся конечность. Снова этот противный звук... Разумеется, едва ли кто то из Эспад слышал это глухое похрустывание, тем более, что они сейчас были заняты совсем другим. Более важным делом... Скорее всего, когда они закончат, Рин уже сможет встать. Но он встанет только тогда, когда эта проклятая беседа кончится. А сейчас Мурата, что есть сил, сконцентрировался на этом проклятом похрустывании. Что угодно, лишь бы не слышать эту беседу...

+4

17

Обстановка уже не просто накаляется, с минуты на минуту все просто взорвется, сорвет крышу и вот тогда окончательно обнажатся все планы этого синеволосого арранкара. Вот только, лишь его ли это будут планы? Почти все из десятки готовы внести свою лепту в то, чтобы свергнуть новую королеву. За Айзеном шли потому, что он был сильным, чертовски сильным. Да, можно затирать про Примеру, который пошел за ним, чтобы перестать быть одиноким, но остальные. Ха, смешно, смешно. Смешно до такой степени, что хочется громко смеяться, надрывая живот, но потом, когда из лаборатории уберется Секста с его бесполезным мешком плоти, который ни на что не способен. Хотя, если прислушаться, то Мурата мог доставить каплю удовольствия садисту до мозга костей - эти самые кости постепенно срастались, едва слышно, на самой грани слуха, скрипели в чужом теле. От этого кожа покрывалась мурашками. Имей Гранц возможность, он бы заново вскрыл этого франсьона и посмотрел бы, как проходит сей процесс.
Близко и собственными глазами.
- Думаю, что ты бы не отказался посмотреть на такое зрелище, не так ли? Вот только я не допускаю таких ошибок, которые простительны дилетантам и кому-то твоего уровня. Ой, я правда сказал это вслух? Прости, я ведь всего лишь говорил о том, что это именно твой франсьон сейчас валяется полумертвым. Настолько не хочется нового воспитывать, что пришел ко мне? Будешь молоть ерунду, то в следующий раз я смогу тебе помочь только если встанешь на колени, - на самом деле Гранц чувствует не только свое шаткое положение в остатках десятки, но и возможности укрепить его, вновь стать тем, на кого до определенного момента просто не обращают внимания. А когда обращают, то уже и поздно что-то делать.
Примерно так и было с бывшей Трес. Ннойтора до сих пор думает, что победил только благодаря тому, что нанес тот самый удар. Не будем его разочаровывать, не так ли? По сравнению с Пятым, у Гриммджоу имеются хоть какие-то зачатки интеллекта, так что ученый действовал обычно чуть мягче. Такими легко управлять. Их легко заставить думать о том, о чем они должны думать и поставить туда, куда они и должны идти на самом деле.
И в этот раз он тоже знает. Гриммджоу интересны его слова, интересны его планы и те возможности, которые синий может получить, если заключит небольшой договор. Устный, который строится лишь на доверии. Среди зверья доверия нет? Но если приходится идти против сильного противника, то и звери могут договориться. Остается дело за малым: выждать, пока Шестой сбросит с себя эту маску напускного безразличия и, наконец-то, покажет свою истинную суть. В пределах собственной лаборатории Гранц ничего не боится. И даже если собеседник нападет, даже если ранит, Заэль сможет найти выход из любой ситуации. Всегда находил и всегда будет находить.
Смех Гриммджоу заставляет его поежится: где-то глубоко внутри зарождается нечто, похожее на страх, но холодный ум и привычка направлять всех и вся подавляют это отвратительное чувство. Он никогда не выходил проигравшим из всех ситуаций, что были в его жизни. Даже те разы, когда он показывал почти полное неподчинение приказам Владыки. Даже в тот раз, когда он спелся с Ннойторой, чтобы тот смог отомстить, а сам Гранц - вернуться в Десятку. Едва ли что-то может остановить розововолосого. Даже смерть, но об этом никому в десятке не стоит сейчас узнавать. Хотя нет, ни сейчас, ни никогда либо еще.
- Очень смешно слышать это от того, кто сам пришел за помощью, - еще бы немного, еще бы чуть-чуть: Гранц ощущает на своем лице чужое тяжелое дыхание, ведь только что Секста так надрывно смеялся. Тот пытается казаться грозным? Пытается, ничего не выходит. Гранц не дрожит от страха, он знает, что нужен Гриммджоу точно так же сильно, как тот нужен Гранцу. Это обоюдное дело, каждый получит свою выгоду. У Заэля останется его место, быть может, еще и покровительство, а у Шестого, - кем он станет потом? - останется разрушенный Лас-Ночес. Он ведь любит подобное.
- Спорить? Зачем? Если не ты, то найдется еще кто-то, кому правление Трес будет противно. К примеру, тот же Ннойтора. Но ведь я обратился к тебе с этими словами, так зачем противиться? Тебе и самому интересно, как бы ты не скрывал. И я тебе нужен, как бы ты это не отрицал. - Палец упирается в грудную клетку, довольно болезненно давит, но Гранц не шевелится. Если уж поставил на кон все, что у тебя есть, нельзя вот так просто сбегать в страхе. И именно потому розововолосый и смотрит прямо в чужие глаза, хотя так делать с диким зверем не стоит. Эти игры ему никогда не смогут надоесть.

+3

18

Оскал  - почти довольный, только вот, напряжённо сведённые брови выдают нарастающий гнев. Октава забредает на территорию, откуда выйти сможет только в разобранном виде.
Смешно? Ему смешно? Когда я ему рёбра по одному вырывать буду - тоже смешно будет?
Восьмой не только самовлюблён, но и на редкость самонадеян. Возможно, не без причины. Но перевесят ли козыри в рукаве местного светила науки первобытную ярость Пантеры? Ответа нет. Но ответ можно получить.
Более того - желание разгадать этот ребус растёт с каждой секундой.
Гранцу до свербения в ж*пе хочется чувствовать себя хозяином положения? Ха, ну да, конечно же. Только ведь говорили о колобках со стерильными мозгами. Контроль, полный контроль, владение каждой частичкой кого и чего угодно, хоть как-то соприкасающейся с полем деятельности очкастого ссыкуна! Как же это так - Шестой, что ли, не будет на цырлах семенить за Великим и Великолепным? Ох, ах! Срочно рассчитать и вычислить, как это изменить!
Но злобу вызывает другое. Не злое веселье, нет. Настоящую ярость. Заэль старательно делает вид, что не боится. А может, и впрямь не боится - да и кого оно е**т? Но эти глаза...
Шестой ненавидит их - глаза того, кто не воспринимает Гриммджо всерьёз. Никто не имеет права смотреть так на Джагерджака. Никто не будет глядеть на него свысока!
Но пока зверь не совершает рывок. Даже не выдаёт закипающую ярость - старается не выдавать, по крайней мере. Гриммджо насмешливо оглядывает помещение, переводя взгляд со стены на потолок, затем на другую стену. Говорят, в собственных апартаментах Октава почти непобедим. "Мой дом - моя крепость", что-то около. И речь не только о паре десятков фрасьонов.
- Не рассчитывай на них, - с вызовом произносит Шестой, переводя взгляд на учёного после небольшой задержки. - Они тебе не помогут!
"Они" - это, конечно же, стены лаборатории. Те самые, что придают треклятому Гранцу столько уверенности.
Ладонь ложится на рукоять занпакто. Нет, это не объявление поединка. Пусть это не отменяет того факта, что если мистер Розовая Голова внезапно встрепенётся и приступит к паническим попыткам защититься, Гриммджо до конца жизни будет вспоминать этот случай как историю "для поржать". Нет, Секста всего лишь прислушивается в голосу Пантеры.
Высвобождение занпакто у арранкаров, в отличие от шинигами, лишь полностью высвобождает силы, что уже имеются. А само занпакто - не "вторая половинка души", а скрытая звериная сущность, главенствовавшая при жизни Пустого и запечатанная при частичном очеловечивании. Джагерджак обращается к настоящему себе, жившему в Пустыне и сражавшемуся с ней же за право не умереть.
Гриммджо окунается в кровавое озеро образов, формирующих дикий занпакто... но не находит отклика. Пантере плевать на Заэля. Она не имеет человеческого разума, лишь звериные инстинкты. А зверя невозможно уязвить словами. Во всяком случае, заложенными в слова смысл.
Пантера не воспринимает Октаву как хищника-конкурента, и даже как жертву для кровавого увеселения. А взгляд... Что ей тот взгляд? Когда Гриммджо носился по Уэко мелким адьюкасом, никто не воспринимал его как серьёзную угрозу, но все расплачивались жизнью - рано или поздно. Недооценивает? Оно может сыграть на руку, да и только.
Нахальный прищур, усмешка растягивается чуть ли не до ушей. Пальцы расстаются с рукоятью катаны, скрываясь в прорезях хакама.
- Ха! Ты и Ннойтра? Я бы посмотрел на этот цирк! - смеющийся оскал. - Всё равно набиваешь цену, павлин очкастый, всё равно вы**ываешься! - на мгновение Гриммджо недовольно морщится, сплёвывая в сторону. - Но! - гримаса вновь становится по-хищному весёлой. - Х*р с тобой, не перевоспитывать же тебя.
Джагерджак разворачивается и неспешно шагает к Мурате - уже скорее полуживому, нежели полумёртвому. Так и хочется схватить за шкирку и взглянуть на рожу, перекошенную от ужаса. "Как ведь оно быть-то может - тут двое в Эспаде про такое говорят! Да меня ведь, не иначе, убьют за то, что много знаю!" Но нет, разговор ещё не окончен. Вот если какая-то договорённость наступит, тогда можно и убитым видом этого птенца полюбоваться. Хотя...
- Эй, цыплёнок! - пинок в бок фрасьону. - Слышал, что Октава сказал? В следующий раз он будет доставать тебя с того света, только если я на колени встану! Понял? Ты до**я важная персона!
Секунды четыре Гриммджо смеялся, после чего вновь повернулся к Заэлю.
- Хрен с ним, повеселились - и хватит, - прищур стал оценивающим. - Если у тебя действительно есть способ сместить Трес... Ха! Боюсь представить, что ты сам планируешь с этого получить! - скалящаяся усмешка. - Её тушку на эксперименты? Ай, плевать, ты один фиг правды не скажешь. Ещё ведь успеть надо... Менос его знает, когда Наше Всё вернётся. Ха, Третья-то ему любезно трон ж*пой нагреет!
Хотя, Гриммджо не удивится, если Заэлю в голову может постучать идея о свержении самого Айзена. Не желание это сделать, а именно план, возможность, способ. Желание, как раз, едва ли - трусость не позволит ему выступить против Владыки.
Слишком велика цена ошибки.

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (04.07.2017 07:41)

+4

19

Ну наконец-то, настал, таки, этот момент, когда беседа от взаимного обмена колкостями и под*****и, перешла к обсуждению главного. Симфония рояли и электро-гитары сейчас на пике - рояль и гитара, сейчас, отыгрывали свои самые громкие ноты, и постепенно убавляли громкость. Теперь начинает звучать ровная мелодия, где язвящие проигровки клавиш и рявкающее гитарное соло играют роль необязательного дополнения, не давая музыке стихнуть окончательно. Уже не приходилось сомневаться, что всё кончится составлением какого-то подобия хитрого плана. И по идее доминирующую роль в Играх Разума будет занимать, без сомнений, Заэль. Роль Грубой Силы отводилась понятно кому и понятно почему. Вот только... Скорее всего, такой исход беседы вырисовывался сейчас у самого Октавы. На самом же деле, Учёный сейчас играл в более опасную игру, чем себе представлял. Предупреждение Гриммджоу о том, что стены этой лаборатории его (Заэля) не спасут, было отнюдь не угрозой. Это была констатация факта. Предупреждением о том, что Учёный игрался с силами, которых до конца не понимает или же, попросту не воспринимает  всерьёз своего собеседника. А зря... Ой зря... На этом моменте Мурата ухмыльнулся. Это была ухмылка из тех, которые появляются, когда ты понял весь юмор ситуации, в которой оказался собеседник, а он (собеседник) - нет. Впрочем, нельзя было разрушать эту атмосферу. Пускай здешний Светоч мироздания остаётся во власти своих логических цепей. Возможно, они так и будут оплетать его разум, даруя ему соблазнительную иллюзию превосходства, а возможно, рано или поздно, он внезапно обнаружит себя в оковах своего же тщеславия, в этом случае, ему останется только уповать на милость Господина, и на то, что стены его Лаборатории выстоят против неуёмной поступи Воплощённого Разрушения. Рину же только и оставалось, что следить за своим Эспадой, и смаковать каждое слово, которое тот произносил в ответ Заэлю... Ведь Гриммджоу тоже всё понял.
-Этого не случится...- в ответ Сексте, опустив голову, скрывая ухмыляющуюся физиономию, говорит Рин, начиная понемногу подниматься. Звучит, конечно, как дешевый понт, но настоящий посыл этих слов будет понятен только Гриммджоу. Имелось ввиду не то, что Рин больше не окажется при смерти, нет... Имелось ввиду, что НИКОГДА, НИКОГДА и НИ ЗА ЧТО, Гриммджоу не склонится перед кем бы или чем бы то ни было...

Отредактировано Rinieri Murata (05.07.2017 18:04)

+3

20

Зверь. Они так похожи с Ннойторой, что просто сводит скулы от этого совпадения. Гранца буквально окунает в омут воспоминаний, когда он примерно так же стоял напротив тогдашнего Октавы, рассматривая его глаза, а точнее глаз, да старался понять, чего именно этот богомол так отчаянно жаждет. Да, острый ум его никогда не покидал, но в тот момент рядом не было лаборатории. Тогда он ходил по более тонкому льду, не смотря на то, что сейчас речь идет о свержении действующего лидера. Действующей. Как же неприятно было осознавать, что над тобой главенствует женщина. Не ей ученый поклялся в верности.
Конечно, сохранять верность Айзену он тоже не слишком планировал, просто шел вслед за его силой и не думал о том, что будет через довольно внушительное количество времени. А в итоге что? У них здесь, в этой лаборатории, разрабатываются планы по свержению Королевы. Ха.
К скольким еще свержениям он приложит руку, в итоге оставаясь в тени?
- Твоя ошибка в том, что ты считаешь, я думаю лишь о стенах. К сожалению для тебя, мой недалекий друг, здесь есть вещи гораздо более интересные, нежели моя фракция или же сами стены, - тон Заэля не меняется, он все еще язвительный, даже в тот момент, когда Гриммджоу берется за рукоять меча. Если что - Гранц всегда сможет ответить на угрозу, вот только он знает - Секста посчитает, что ученый - пешка, недостойная добыча и так далее по списку. Он мог судить об этом не только по накалившейся обстановке, но и по тем данным, что получал от своего брата. Джаггерджек вынет оружие из ножен ровно в тот момент, когда посчитает, что встретил достойного противника.
"Меня недооценивают и мне это только на руку". - Проносится мысль в голове ученого ровно в тот момент, когда хватка чужой "лапы" на оружие ослабевает. На мгновение розововолосый концентрируется на тушке, которая постепенно приобретает силы, чтобы подняться на ноги. Значит, его дело сделано и теперь можно умыть руки, немного расслабиться и посвятить немного времени продумыванию плана. Они не могут начать действовать без него, это будет слишком глупо. Гриммджоу, может быть, и мнит себя почти всесильным, но с Тией без подготовки будет невозможно справиться. Тем более, первым делом надо будет лишить ее поддержки фракции. И эту задачу ученый даже готов великодушно взять на себя.
Он не будет действовать в лоб, скорее, обойдет, осмотрится и сделает все так, что просто франсьоны Трес окажутся выведены из боя раньше, чем этот самый бой начнется.
- Цирк? Нет, я всего лишь здраво оцениваю потенциальных союзников. Квинта так же недолюбливает Трес, ты это и сам прекрасно знаешь. В любом случае, при любом исходе, его сила нам точно не помешает. Но здесь я советую тебе даже не соваться в переговоры,
даже не дышать в его сторону. А то, мне ведь проще договориться с этим психопатом, чем вести диалоги с тобой,
- усмехнувшись, Гранц роется в столе и вручает фракции Сексты пузырек с таблетками.
- Три дня будешь пить их с утра, чтобы восстановить тело окончательно. Если нарвешься, пока все не закончится - вполне можешь сдохнуть. Но не бойся, он себе еще найдет, - улыбка расцветает на тонких губах арранкара, но почти тут же пропадает.
- У меня давно есть планы на ее тело, не беспокойся. Она нужна мне...не совсем мертвой, - Заэль недовольно поморщился от упоминания Айзена, но потом снова натянул на лицо мерзко-приятную улыбочку, чтобы показать, что он готов сотрудничать. - И если это все, что тебе нужно, то выход в той стороне, откуда ты пришел. А я, пожалуй, с вашего разрешения, буду домысливать план. Он нужен нам, чтобы не подставить свои задницы под чужой гнев. Мне все еще хочется жить.

+3

21

Сначала "дилетант" и "твоего уровня", теперь "недалёкий" - Розовая Башка совсем рехнулся на почве нарциссизма к собственному умишку. Неоправданно жалкие попытки уколоть. Нелепые. Секста ценит другой тип интеллекта, вовсе не тот, что заключается в восхищённом переливании жидкостей "А" и "Б" в пробирку "В", с последующим вскрытием подопытного "Г". И воплях "эврика!", пф. Как арранкару в принципе пришло в голову, что быть учёным в Пустыне хоть на грамм полезно? Чем этот очкастый упырь вообще занимался в бытность простым адьюкасом? Флору Уэко исследовал? Это да, это интересно, конечно... Обоср*ться как интересно.
У птенца наконец проклюнулся голос - долго, мать твою, долго! Даже и не разберёшься сразу, что тому виной. То ли Риньери не самый крепкий из пернатых, то ли Гриммджо перестарался с воспитательной работой, то ли Гранц на отъ*бись врачеванием занимается.
Правильный ответ, конечно, в том, что Джагерджак слишком нетерпелив, но сия идея не нашла место в круговороте мыслей Шестого. Там других хватает, поинтереснее.
Фрасьон озвучивает очевидную мысль - максимально, предельно очевидную - но и хрен с ним. Возможно, фраза стоит ситуации. Возможно, лабораторный ум Заэля не позволяет понять эту простую мысль, пока не ткнёшь её тому в харю и не размажешь от подбородка до лба. Хотя, не стихает беспокойство от того, что в процессе низложения Халлибел Октава всё же словит Гриммджо на крючок. Какой? Дьявол его разберёт. С таким интриганом фиг что предугадаешь.
Но здесь и поможет звериное чутьё. Здесь и разберётся Пантера. Джагерджак не тронет Заэля после выполнения плана, ведь у них договор, сотрудничество. При всей дикости, у Шестого есть зачатки чувства долга. Но стоит Октаве дать повод... Сначала по кускам полетит лаборатория, а затем и сам Гранц, пока от него не останутся одни очки.
Трофеем будут.
Хотя, х*р ли толку с такого трофея?.. Ильфорту подарит. На светлую память о младшем братишке.
Идея привлечь Ннойтру почти хороша. Недостаток лишь в том, что чем больше человек участвует в заговоре, тем больше риск, что он перестанет быть секретным. В том, что Заэль найдёт ключик к буйному сердечку одноглазого психопата, сомнений нет. Достаточно в последний момент крикнуть - смотри! Халлибел! фас! - и тот, высунув язык, помчит с Санта-Терезой наперевес кромсать Третью за то, что у неё есть сиськи. Так что, оставляем на усмотрение Розовой Башки. Если тот сумеет привлечь Пятого, не поставив выделанный с иголочки план под угрозу раскрытия - пожалуйста. Никто не против. Всем пох*ру.
- Решил протестировать свежепридуманную химическую хреновину? - насмешливый взгляд на банку с колёсами. - Бесплатный подопытный! Не уссысь с радости только.
Если это и впрямь просто лекарства - с миром что-то не так. А вот чем оно может быть на самом деле - Гриммджо даже не пытается придумать. Потому как в голову светила науки запросто способна прийти такая больная идея об особом препарате, что Шестому не явится даже в психоделическом трипе.
Да и Фура с ним. Отказываться как-то странно, коли пришёл за помощью в исцелении. И вообще, это Риньери пускай решает, брать колёса или не брать. Секста ему не нянька.
- Планы на тело? Ха-ха-ха! Звучит забавно, - расслабленный оскал, даже почти дружелюбный. - Да мне плевать, знаешь ли. Я её голову на стену вешать не собирался. Как я уже сказал, наша дорогая Императрица греет трон к приходу Айзена. Всё, что мне нужно - чтобы это белокаменное пафосное кресло внезапно раскалилось, и Третья с визгом с него слетела, держась за ошпаренные полуж*пия. Как мы это сделаем - ты придумаешь, что с ней потом будет - делай как хочешь, - взгляд перемещается к фрасьону. - Отдохнул, ощипанный? Пошли.
Гриммджо неспешно двинул к выходу. Пантера просыпается. Пантера чувствует - близится Разрушение. Сейчас, когда договор заключен и можно не сомневаться, что произойдёт что-то, пульсируют вены и клокочут нервы. Оно близко! Совсем близко!
- У нас всё замечательно выйдет, не так ли, очкастый? - у самой двери Гриммджо останавливается и поворачивается с полубезумной усмешкой. - Из нас получится просто ох*ительно превосходная команда! Мы отлично поладим! Вот тебе, например, даже не надо делать ничего сложного! Просто не выронить из головы мысль, что как только ты попытаешься нацепить на меня поводок, у тебя очень быстро закончатся конечности. Ничего больше!
Вновь сухой и хриплый смех, не прекращающийся и после того, как Джагерджак покинул лабораторию. Идея на миллион! На миллион сожранных адьюкасов!
Оно близко!
Разрушение - близко!

+3

22

Звучало, конечно, не очень. Но раз Гриммджоу решил, таки, участвовать в этом, значит так тому и быть. Что не давало Рину покоя, так это излишне самоуверенный тон Октавы. Это трудно объяснить, но что то в голосе Заэля определённо настораживало... Он что то задумал и речь шла не только о свержении Трес... Возможно, это так присутствие Гриммджоу на нём сказалось, но почему то минутами ранее, Риньери даже не почесался при упоминании столь сомнительных вещей... Всё это определённо не к добру... Предупредить Гриммджоу? Определённо, хотя какой смысл? Это не изменило бы, ровным счетом, ничего. Секста всё равно сделает по своему. Хотя просто озвучить свои подозрения стоило бы, в конце-концов, ты же не просто деталь интерьера, так? Только, если уж и говорить такие вещи, то только не здесь, не в этой части Лас Ночес. Лучше потерпеть до Покоев Сексты, там безопаснее. Да, так определённо будет лучше всего, а сейчас сыграй свою роль, возьми таблетки (пить или не пить - вопрос другой) и следуй за Секстой. Стерев с лица ухмылку, Рин взял таблетки.
-Спасибо...- конечно, от этого "спасибо" тут не похолодает и не потеплеет, так, формальность, так ведь себя разумные создания ведут? Более того, тебя только что вытащили с того света, "спасибо"- это меньшее, что тут можно было бы сказать. Если бы, конечно, собеседником был кто то другой. Рин бросил на Октаву пристальный взгляд из под капюшона (ей-богу, хорошо когда твоих глаз не видно, это так помогает в те моменты, когда нужно буравить кого нибудь исподлобья). Не надолго, чтобы получше рассмотреть эту самодовольную лисью улыбочку, хотя, с другой стороны, прямой зрительный контакт был нужен ещё и для того, чтобы просто не показаться невежливым. Ну правда, было бы не прилично схватить предложенное лекарство и буркнуть в пустоту невесть чего. Взяв пузырёк Рин разворачивается и молча следует за Секстой, держа в уме свои сомнения и подозрения...

Отыгрыш завершен

+3


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Скрытые мотивы.